• Версия для печати
  •               Просмотров 9749 Добавить в избраное

Максимилиан Габсбург и его творение – замок и парк Мирамаре

Забелина Елена Владимировна, архитектор


Максимилиан Габсбург и его творение – замок и парк Мирамаре
07 декабря 2012 года

Каждое архитектурное сооружение несет отпечаток личности своего создателя. Но, пожалуй, редко в каком здании мечта и реальность, истории и легенды так сплетаются друг с другом, как в замке и парке Мирамаре, что недалеко от города Триест, Италия.

 

К замку Мирамаре можно добраться по-разному: морем, войдя в небольшую гавань, либо по суше – по дороге, ведущей из Триеста, и этот путь, вероятно, был все же основным.

 

Заповедная зона начинается задолго до входа в парк Мирамаре, автомобильное движение ограничено, и к замку ведет протяженная пешеходная дорога вдоль каменистого и местами отвесного берега моря. Здесь, в окрестностях Мирамаре, морская вода прозрачна и чиста; если приглядеться, можно различить косяки рыб, проплывающие в глубинах, морских ежей, затаившихся на солнечной стороне подводных скал, многочисленных моллюсков, чешуей покрывающих шероховатые камни; оттенок воды изумительный, и невольно просится сравнение с редким драгоценным турмалином Параиба. Долгий путь повторяет изгибы берега, но ни замка, ни силуэтов построек еще не видно, море, с плеском бьющееся о скалы, уже не кажется таким заманчивым, и разыгрывается воображение, в мыслях рисуются образы замка Мирамаре, и чем дальше ведёт дорога, тем сильнее предвкушение встречи с архитектурным ансамблем.

 

Вдруг слева оказывается площадка со скамьей, и через турмалиновую бухту открывается вид на стену с зубцами и небольшой башенкой – но это еще не замок, а всего лишь ворота в парк, и до них нужно еще дойти. Огибаем бухту, взгляд еще раз окидывает земли на горизонте, серпом охватывающие залив: ближе зеленеют покрытые лесом холмы с красными черепичными крышами домов, чуть дальше зданий становится все больше – это Триест, последний на этом берегу город, принадлежащий Италии, за ним начинается Словения, и в  голубоватой дымке видна  Хорватия.

 

Дорога, пройдя сквозь огромные ворота, ведет дальше, становится тенистой; она напоминала бы усадебную аллею, если бы не поднимающийся справа заросший лесом склон холма – необычные для этих мест разнообразные растения на время приковывают внимание. Внезапно со стороны моря открывается потрясающий, немного рафинированно-открыточный вид на замок Мирамаре: высокий мощный цоколь, сложенный из каменных блоков, выходит как бы из морской пены, и все здание кажется изящным белокаменным ларцом, выброшенным волнами на берег.

 

Продолжая путь, можно попасть на площадь с фонтанами в центре, опоясанную перголой на каменных колоннах, с деревянным решетчатым навесом ярко-красного цвета, который ассоциируется с элементами традиционного японского сада; а замок неожиданно оказывается за спиной. И только если обойти фонтан и приблизиться к небольшой скульптурной группе, изображающей амазонку на коне с воинственно поднятым копьем наперевес, готовую поразить набросившегося хищного зверя, и обернуться назад, перед взором предстанет еще один фасад замка.

 

  • Внезапно открывается вид на замок Мирамаре
  • Площадь с фонтаном расположена с северо-восточной стороны замка, она отделяет замок от парка
  • 'Амазонка на коне' - скульптурная композиция напротив замка
  • Пергола, опирающаяся на каменные колонны
  • Скульптурная группа Бартоломео Каччиаторе 'Мать с младенцем'

После осмотра замка у внимательного наблюдателя появляется ряд вопросов: почему здание состоит как бы из трех объемов, два из которых соединены под острым углом, и башни, при виде с моря напоминающей нос корабля? С чем связано применение восточных мотивов в мощении прогулочной галереи рядом с башней, и орнаментов в технике "резьба по ганчу с цветным фоном", выполненных в нише на балконе с западной части здания? Для чего парадная лестница, ведущая в гавань, появляется неожиданно только после того, как завершается обход галереи, будто это мастерски продуманный режиссерский ход? На эти и другие загадки, будто специально поджидающие путника на каждом шагу в окрестностях Замка Мирамаре, невозможно найти ответ, не познакомившись ближе с личностью человека, который в этом творении воплотил свои мечты, научные изыскания, и свой опыт путешественника.

 

Фердинанд Максимилиан Габсбург родился во дворце Шёнбрунн 6 июля 1832 года, у эрцгерцога Франца-Карла Габсбургского и его жены Софии Виттельсбах, (спустя два года после своего брата Франца-Иосифа, ставшего Императором Австро-Венгерской Империи 2 декабря 1848 года в возрасте восемнадцати лет). Максимилиан получил превосходное образование, и очень рано стало понятно, что он проявляет выдающиеся способности в науках, особенно в ботанике [1].

 

В возрасте 17 лет, в 1849 году на окраине парка Шёнбрунн он выстроил небольшое шале "Максинг", куда удалялся от двора, чтобы насладиться общением с природой и изучать растения. Значимое влияние на развитие его личности оказало путешествие 1850 года по Греции, Турции и Далматии вместе с младшим братом Карлом-Людвигом. В своем путевом дневнике "Моё первое путешествие" он дает детальное описание мест, которые посетил. В поездке братьев сопровождал живописец Йохан Непомук Гейгер, чьи живописные полотна можно увидеть сегодня в замке Мирамаре.

 

Ранним утром 30 июля 1851 года Максимилиан, сопровождаемый несколькими знакомыми, взошел на борт фригата "Новара", пришвартованного в Триесте, чтобы осуществить свое давнее желание – отправиться в путешествие по морю, посетить Италию (в 1851), Испанию и Португалию (в первой половине 1852) [2]. В своем дневнике он подробно описывает свои впечатления, обращая особое внимание на архитектурные ансамбли – так, восторгаясь садом Флора в Палермо, отмечает: "Что наиболее прекрасно в Италии, и что мы, северяне, никак не можем постигнуть – искуство соединения архитектуры с природой" [3]. Во второй половине июля фрегат "Новара" прибыл в Алжир, и Максимилиан был поражен необычной красотой его белокаменных городов [4].

 

По возвращении в Триест (в августе 1952 года) Максимилиан провел некоторое время в Военно-морских силах Австрии, а позже, 10 сентября 1854 года, Франц-Иосиф назначил его Контр-адмиралом Австрийского военно-морского флота.

 

Однажды, холодным весенним днем 1855 года Максимилиан Габсбург совершал лодочную прогулку, неожиданно налетели порывы сильного ветра Бора, и морякам пришлось пристать к бухте Гриньано Триестинского залива, защищенной с севера скалистым выступом. Эрцгерцог был так поражен первозданной красотой побережья и холмистыми берегами (в то время лишенными растительности), что загорелся идеей приобрести это место, чтобы затем реализовать то, что было мечтой всей его жизни – создать парк и дворец, соответствующий его рангу.

 

Для работы над эскизами поместья был приглашен австрийский архитектор Карл Юнкер. В первой серии акварелей, представленных эрцгерцогу в элегантной кожаной папке, здание больше напоминало виллу, первый этаж был окружен аркадой, а второй – открытой лоджией. Эти эскизы не до конца устроили Максимилиана, и он обратился к триестинскому инженеру Джованни Берламу, однако малый размер и некомпетентный характер проекта, представленный им, заставил эрцгерцога вновь заказать очередной вариант проекта здания Юнкеру. Далее австрийский архитектор работал над разработкой объема здания, которое все больше напоминало замок, и планировкой окружающего парка, регулярно получая подробные инструкции от заказчика.

 

Карл Юнкер под руководством Максимилиана расположил здание на скалистом выступе таким образом, что аппартаменты эрцгерцога и его гостей оказались обращены в сторону моря, и комнаты на протяжении всего дня освещались солнечным светом. Также единый первоначально объем здания был разделен на два блока, соединенных между собой лестницей, что давало возможность наблюдать одновременно два города – Триест и Дуино, таким образом обозревая весь залив.

 

  • Вид с прогулочной террасы на гавань
  • Скульптура орла – символа власти
  • Вид с прогулочной террасы на гавань, откуда в апреле 1864 года корабль Новара отправился в Мексику
  • Вид на цветники в парке Мирамаре
  • Партер

Строительные работы начались 1 марта 1856 года с укладки фундамента и возведения подпорных стен, поднимающих строительную площадку приблизительно на 15 метров над уровнем моря.

 

В замке Мирамаре средневековые черты и готические мотивы сплетаются с особенностями исламской, византийской, романской и ренессансной архитектуры, создавая неожиданную, но изысканную смесь, иллюстрирующую модный в то время стиль – Исторический Романтизм.

 

Парк Мирамаре задумывался как приватный, в нем нет парадных ворот или впечатляющих главных аллей, ведущих к замку. Только те, кто прибывает со стороны моря и причаливает к берегу в маленькой гавани, могут насладиться грандиозным видом на парадную лестницу, торжественно поднимающуюся к замку. Планировка разрабатывалась по образцу ландшафтного парка, внимательно адаптировалась к особенностям скалистого ландшафта. Максимилиан рассматривал парк как прекрасную возможность экспериментировать с акклиматизацией новых растений, привезенных из разных концов света. Он организовал первую крупномасштабную научную кругосветную экспедицию Австрийского Императорского флота, которая состоялась с 30 апреля 1957 года по 30 августа 1959 года, и привезла обширный ботанический, зоологический и культурный материал из Рио-де-Жанейро, Кейптауна, Цейлона, Сингапура, Гонконга, Шанхая, Сиднея, Таити и других мест, значительно обогатив коллекции австрийских музеев [5]. Осенью 1859 года эрцгерцог и его жена Шарлотта отправились в круиз по Атлантике, а затем, в первых месяцах 1860 года Максимилиан поехал в Бразилию для того, чтобы собрать и занести в каталог определенные виды аронниковых (Aroideae). Некоторые экзотические растения, посаженные Максимилианом в парке Мирамаре, выжили, некоторые погибли с течением времени, однако общая дендрологическая схема сада осталась неизменной и дошла до наших дней.

 

Максимилиан Габсбург видел Мирамаре не только как свою резиденцию, но и как домашний очаг для своей семьи в непосредственной близости с природой. Годы, прожитые в Мирамаре, были самыми счастливыми в его жизни, и в дальнейшем, даже в самые трагические времена, образ дома жил в его сердце, и надежда когда-либо вернуться туда придавала ему силы.

 

Текст написан по личным впечатлениям

автора от посещения замка и парка Мирамаре.

Фото автора

 

Литература:

  1. Fabiani, R. Miramare Castle. The Historic Museum. Milano, 2009.

  2. Maximilian, Emperor of Mexico. Recollections of my life. London: R. Bentley, 1868. (Т.I, стр.2).

  3. Там же. (Т.II, стр.19).

  4. Там же. (Т.II, стр.161).

  5. Organ, M. The Austrian Imperial Frigate SMS Novara 1843–99. A History of “the most magnificent vessel”. 2007.


       


Смотрите также

Функциональные арт-объекты: влияние уличной мебели на дизайн сада и городского сквера 19 мая 2017 года

Давайте вспомним, из чего состоит любой сад. Этот вопрос задают всем студентам, начинающим обучение ландшафтному дизайну. Естественно, посмотрев программу своего обучения, ... 


Комментарии